Статья 36 Уголовного кодекса РФ. Действующая редакция на 2019 год, комментарии и судебная практика

Судебная практика по статье 36 УК РФ

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 29.03.2017 N 27П17

Указанную норму уголовного закона (ч. 3 ст. 34 УК РФ) при квалификации действий организатора преступления следует истолковывать во взаимосвязи с положениями ст. 5, ч. 1 ст. 34, ч. 5 ст. 34, ст. 36 УК РФ.
В соответствии с ч. 1 ст. 34 УК РФ ответственность соучастников преступления определяется характером и степенью фактического участия каждого из них в совершении преступления.

Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 18.05.2017 N 20-АПУ17-5

Анализ правовых положений норм уголовного закона (ст. ст. 5, 33, 34, 36 УК РФ) не препятствует квалификации действий исполнителей и иных соучастников преступления по разным статьям и разным частям одной и той же статьи Особенной части УК РФ в зависимости от их действий, целей и мотива преступного поведения.

Постановление Верховного Суда РФ от 26.07.2017 N 1-УД17-2

Согласно ст. 36 УК РФ эксцессом исполнителя признается совершение исполнителем преступления, не охватывающегося умыслом других соучастников.
Характер совершенных Федоровым действий – требовал у потерпевшей Т. деньги, при этом нанес не менее 4 ударов руками и ногами по голове и не менее 4 ударов руками и ногами по телу потерпевшей, применив к 84-летней Т. насилие, опасное для жизни и здоровья, свидетельствует о наличии в его действиях эксцесса исполнителя, поскольку умысел Л. не был направлен на совершение указанных действий.

Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12.10.2017 N 3-АПУ17-6

В соответствии с правилами ст. 36 УК РФ эксцессом исполнителя признается совершение исполнителем преступления, не охватывающегося умыслом других соучастников.
Таких обстоятельств по настоящему делу не установлено.
Так, судом установлено, что умысел осужденных на убийство потерпевших возник на почве ссоры с ними. Для реализации умысла на убийство Серафин Е.Р. вооружился деревянной битой, а Милехин А.Н. – стеклянной бутылкой. Указанными орудиями, руками и ногами, а Милехин А.Н., кроме того ножом, совместно нанесли всем потерпевшим множественные удары по различным частям головы и тела, что повлекло их смерть. Применяя насилие к потерпевшим, умыслом каждого осужденного охватывались как последствия собственных действий, так и последствия действий другого участника. Каких-либо действий, которые не были известны Серафину и не охватывались его умыслом, Милехин не совершил, а потому Судебная коллегия не может согласиться с доводами жалоб о том, что действия Милехина надлежит оценивать как эксцесс исполнителя.

Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12.01.2018 N 81-АПУ17-21

Настаивает на том, что по преступлениям в отношении потерпевшего К. суд не привел доказательств наличия у Савченко К.С. корыстных мотивов и действий, образующих состав преступления – вымогательства. В приговоре не приведены доказательства того, что действия другого лица были заранее согласованы с Савченко К.С. и со стороны Савченко каким-либо образом поддерживались. Не соотносится с фактическими обстоятельствами дела необоснованное обвинение Савченко К.С. в совершении в отношении К. грабежа по предварительному сговору группой лиц с “другим лицом”, с угрозой применения насилия, не опасного для жизни и здоровья, совершенного в крупном размере, поскольку автор жалобы считает, что получение 11.07.2012 г. около 16.00 часов автомобиля “Понтиак” от К. является обеспечительной мерой, до возвращения денежных средств, которое должно оцениваться как одно событие, охватывающееся единым умыслом, и не имеет признаков преступлений, инкриминируемых Савченко К.С. как вымогательство и грабеж. Данные действия носят гражданско-правовой характер и направлены на возмещение убытков. При квалификации грабежа суд не привел доказательств сговора между Савченко и другим лицом. Поскольку со стороны Савченко не было действий, направленных на угрозу применения насилия в отношении потерпевшего, суд не оценил действия “другого лица” по условиям ст. 36 УК РФ, как эксцесс исполнителя. В описательной части приговор противоречит доказательствам. Считает, что допущены серьезные нарушения при ознакомлении с протоколом судебного заседания. Просит обвинительный приговор отменить, постановить в отношении Савченко оправдательный приговор.

Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 03.07.2019 N 5-АПУ19-54

правоохранительным органам Республики Таджикистан для привлечения к уголовной ответственности по п. “д” ч. 4 ст. 200, п. 4 ст. 36, ч. 3 ст. 32, ч. 2 ст. 289 УК Республики Таджикистан.
Заслушав доклад судьи Шмотиковой С.А. об обстоятельствах дела и доводах апелляционных жалоб, объяснения Ахмедова Д.М. и выступление адвоката Живова И.В., поддержавших изложенные в жалобах доводы, мнение прокурора Абрамовой З.Л. об отсутствии оснований для удовлетворения жалоб, Судебная коллегия

Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 19.11.2019 N 127-АПУ19-13сп

Кроме того, включение в вопросы N 2, 5, 8 формулировок о том, что Леснов А.В. “решил организовать нападение на Г. с целью лишения его жизни”; Старосельцев С.В. и Пухов Н.И. “вместе, с целью лишения жизни, напали на Г.”, а также в вопросы N 2-а, 5-а, 8-а о пределах договоренности Леснова А.В. со Старосельцевым С.В. и Пуховым Н.И. о степени применения насилия к потерпевшему и выходе исполнителей за ее пределы, противоречат положениям п. 2 части 1 ст. 339 УПК РФ, поскольку решение о наличии у подсудимых конкретной формы вины и определенной цели, как признаков субъективной стороны преступления, а также об эксцессе исполнителя (ст. 36 УК РФ) относятся исключительно к компетенции председательствующего судьи, который вправе делать выводы об этом на основании фактических обстоятельств, касающихся объективной стороны содеянного, установленных вердиктом коллегии присяжных заседателей.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 9 октября 2014 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Червоткина А.С.,
судей Истоминой Г.Н. и Климова А.Н.,
при секретаре Барченковой М.А.

с участием государственного обвинителя – старшего прокурора апелляционного управления Генеральной прокуратуры РФ Гуровой В.Ю., защитников осужденных – адвокатов Артеменко Л.Н. и Баранова А.А. рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы защитника осужденного Бобылева Е.А. – адвоката Леоненко С.А.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно назначено 8 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Кирилов О Е , несудимый, осужден к лишению свободы по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ сроком на 10 лет, по п.п. «ж,з» ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 14 лет с ограничением свободы на 2 года, по ч. 2 ст. 167 УК РФ сроком на 2 года и по ч. 2 ст. 325 УК РФ к исправительным работам сроком на 6 месяцев с удержанием 10 % заработка.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно назначено 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., изложившей содержание обжалуемого приговора и доводы апелляционных жалоб, выступления осужденных Бобылева Е.А. и Кирилова О.Е. и их защитников адвокатов Артеменко Л.Н. и Баранова А. А., поддержавших доводы жалоб, выступление государственного обвинителя Гуровой В.Ю., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

Бобылев Е.А. и Кирилов О.Е. осуждены за разбойное нападение на Л группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, причинением с тяжкого вреда здоровью; за убийство потерпевшего группой лиц, сопряженное разбоем. с Кирилов О.Е. осужден также за похищение паспорта и другого важного личного документа Л за умышленное уничтожение и повреждение чужого имущества путем поджога.

Преступления совершены ими 04 ноября 2013 года г. при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе защитник осужденного Бобылева Е.А. адвокат Леоненко СА. считает приговор незаконным и необоснованным, ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, повлекших неверную квалификацию действий Бобылева Е.А. и неправильное применение уголовного закона, а также несправедливым, в связи с суровостью назначенного наказания.

Указывает, что суд, приняв за основу, показания Бобылева Е.А., данные в ходе предварительного следствия, не учел, что им предварительный сговор с Кириловым О.Е. был достигнут на открытое хищение имущества потерпевшего, применять насилие, опасное для жизни и здоровья, и убивать Л они не собирались. Во время совершения преступления Бобылев Е.А.

лишь удерживал потерпевшего, применение Кириловым О.Е. ножа и последующее нанесение им ударов потерпевшему и наступившая в результате смерть были для него неожиданностью. Бобылев Е.А. просил соучастника прекратить свои действия, не принял к этому активных мер, поскольку опасался за свою жизнь,. Со ссылкой на положения ст.36 УК РФ считает, что в действиях Кирилова О.Е. имеет место эксцесс исполнителя.

Полагает, что судом не доказан умысел Бобылева Е.А. на совершение убийства, не указаны цель и мотив преступления.

Считает, что суд необоснованно признал как обстоятельство, отягчающее наказание, алкогольное опьянение Бобылева Е.А., с учетом его несовершеннолетнего возраста и противоправного поведения потерпевшего, выразившегося в совместном распитии спиртных напитков, которое, по мнению автора жалобы, должно быть признано обстоятельством, смягчающим наказание осужденного.

https://www.youtube.com/watch?v=ytpressru

Просит оправдать Бобылева Е.А. по п. «ж,з» ч.2 ст. 105 УК РФ в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, переквалифицировать его действия с п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ на ч. 5 ст. 33, ч. 2 ст. 162 УК РФ, смягчить назначенное наказание, применив положения ст. 64 УК РФ.

В апелляционной жалобе осужденный Кирилов О.Е., не оспаривая обоснованность осуждения, указывает на чрезмерную суровость назначенного ему наказания, обращая при этом внимание на то, что он достиг совершеннолетнего возраста накануне совершения преступлений, потерпевший вел асоциальный образ жизни. Он рос в условиях дефицита родительского внимания, что обусловило его неадекватно агрессивное поведение на действия потерпевшего, которые были им расценены, как сексуальное домогательство.

Просит приговор изменить и смягчить назначенное ему наказание.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Смирнова ЕВ. просит оставить приговор без изменения; потерпевшая Л выражая согласие с квалификацией и доказанностью действий осужденных, просит назначить им более суровое наказание.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденных в содеянном правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Доводы жалобы о непричастности Бобылева Е.А. к причинению смерти потерпевшего и об отсутствии у него умысла на разбой опровергаются доказательствами по делу.

Так, из исследованных судом показаний Бобылева Е.А., данных им на предварительном следствии, следует, что он принимал непосредственное участие как в разбойном нападении на Л , так в его убийстве. и Бобылев, в частности, пояснял, что 04 ноября 2013 года, находясь с Кириловым О.Е. в квартире Л в г. , они договорились напасть и ограбить хозяина квартиры, разработали план, согласно которому он должен был удерживать потерпевшего, а Кирилов О.Е.

– угрожать, в том числе применением насилия, требуя передачи денег и ценностей. Он видел, что Кирилов О.Е. взял на кухне нож, и когда тот включил в комнате свет, то он набросился на потерпевшего. Затем он удерживал его, в то время как Кирилов О.Е. приставил нож к шее Л нанес удар ножом в область плеча, чтобы тот не сопротивлялся.

Затем они вместе перевернули Л на живот, он (Бобылев Е.А.) удерживал потерпевшего, а Кирилов О.Е. наносил удары ножом по телу, ягодицам, ногам, требуя передачи ценностей. После этого они совместно нанесли Л не менее 4 ударов кулаками в лицо, Кирилов О.Е. – удар кулаком в грудь и ножом в левое бедро, ягодицу.

Показания Бобылева Е.А. об обстоятельствах применения насилия к потерпевшему согласуются с показаниями Кирилова О.Е., данными на предварительном следствии, о том, что после того, как Бобылев Е.А. напал на потерпевшего Л он взял нож, чтобы угрожая им, требовать передачи ценностей. С этой целью он сначала приставил нож к шее потерпевшего, затем наносил удары ножом по телу и ногам Л в то время как Бобылев Е.А.

Свои показания Бобылев Е.А. подтвердил при проведении проверки показаний на месте и в ходе проведения очной ставки с Кириловым О.Е. Такие же сведения об обстоятельствах совершения преступлений Кирилов О.Е. приводил в явке с повинной.

Показания осужденных о месте совершения преступления, характере насилия, примененного к потерпевшему, об использовании ими в качестве орудия ножа подтверждаются другими доказательствами: – протоколом осмотром места происшествия, в ходе которого в прихожей квартиры был обнаружен и изъят нож, на котором, согласно заключению дактилоскопической экспертизы, имеются следы пальцев рук Кирилова О.Е.;

– заключением судебно-медицинского эксперта, согласно которому непосредственной причиной смерти Л послужило развитие обильной кровопотери, в результате установленных при исследовании трупа колото-резаных ран на наружной и внутренней поверхностях правого плеча, с полным пересечением правой плечевой артерии, колото-резаной раны на лобке, проникающей в брюшную полость, с повреждением по ходу раневого канала стенок мочевого пузыря, сопровождавшихся наружным и внутренним кровотечением;

в общей сложности у потерпевшего было обнаружено 12 колото-резаных ран туловища, верхних и нижних конечностей, образовавшихся от воздействия плоского клинка типа ножа, не менее 5 резаных ран в области подбородка и нижней челюсти слева с переходом на переднюю поверхность шеи и иные телесные повреждения; – показаниями потерпевшей Л свидетелей Р ., Г Т Г Г Х и другими доказательствами.

Статья 36 Уголовного кодекса РФ. Действующая редакция на 2019 год, комментарии и судебная практика

Оценив приведенные показания осужденных, и сопоставив их с иными доказательствами, учитывая, что они дополняют друг друга и создают объективную картину совершенных преступлений, суд обоснованно признал их показания достоверными и положил в основу обвинительного приговора.

Приведенные доказательства свидетельствуют о том, что оба осужденных применили непосредственное насилие к потерпевшему.

Бобылев Е.А. достоверно знал, что у Кирилова О.Е. имеется нож, видел, как тот приставил его к шее Л а затем нанес множественные удары по телу и конечностям потерпевшего, Бобылев Е.А. при этом удерживал потерпевшего, подавляя его волю к сопротивлению, как во время разбойного нападения, так и во время, когда Кирилов О.Е. совершал действия, направленные на убийство Л и прекратил удерживать потерпевшего, только после наступления его смерти.

https://www.youtube.com/watch?v=ytdevru

Во время удержания потерпевшего для Бобылева Е.А. были очевидны как действий Кирилова О.Е., который наносил множественные удары потерпевшему в область расположения жизненно-важных органов, так и тяжесть причиняемого здоровью потерпевшего вреда.

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Рекомендуем посмотреть
Adblock detector